January 21st, 2015

Дю Белле

Счастлив, кто, уподобясь Одиссею,
Исколесит полсвета, а потом,
В чужих порядках сведущ, зрел умом,
На землю ступит, что зовет своею.

Когда же наконец увидеть я сумею
Мою Луару, мой убогий дом
И дым над крышей в нее голубом?
Я не хочу величья Колизея.

Не мил мне мрамор. Как ни пышен Рим,
Он не сравнится с домиком моим.
На что бы ни глядел и ни был где бы,

Передо мной не боги на горе,
Не быстрый Тибр, а милая Лире
И Франции единственное небо.