9_terik (9_terik) wrote,
9_terik
9_terik

Categories:

О бездуховности Запада



У определённой части населения России (той части, которую обычно называют "либералами"), среди прочего принято глумиться над тезисом о бездуховности Запада. Как водится, в ходе этого глума "либералы" оспаривают не реальную точку зрения реальных людей, а точку зрения воображаемых ими "совков" и "ватников". К каким последствиям приводит такой подход - можно узнать здесь и здесь. Я же в этой заметке хочу доказать следующий тезис: бездуховность Запада, его оторванность от духовных глубин, источников "рек воды живой" - это не пропагандисткий миф, придуманный для внутрироссийского потребления, а констатация реальности, осуществляемой западной политической, экономической, научной и духовной элитой; тезис, исходя из которого все эти элиты строят свою стратегию.

Вначале приведу позицию "либералов". В этой среде существует расщепление мнения о духовности. Так, наводнившие интернет исповеди эмигрантов как правило отстаивают примерно следующую позицию:

О бездуховности Запада на фоне безграничной духовности России.
Надо просто понять для начала – “что такое духовность”. Каноническое понятие «духовности» связано не с величиной золотых крестов на храмах, не с «загадочной и непостижимой» душой населения, не с чем-то совсем неуловимым, но, тем не менее, не вызывающим сомнений – за что можно «и в морду дать».
Духовность связана с заботой о детях, стариках, членах общества с ограниченными возможностями. С низким количеством убийств и самоубийств на 1000 населения. С поддержанием вокруг себя чистой природы. С заботой о зверушках, прости господи. С отсутствием агрессии на каждом шагу и по каждому поводу.
Так что если у России и есть какая-то “духовность” – то явно – это не то, чем является общепризнанная, “каноническая” духовность.


Обсуждение этой позиции начнём с "общепризнанности", "каноничности" данного определения "духовности". Конечно же это определение не является ни общепризнанным, ни тем более каноническим. Тем более такое определение духовности не может быть "общепризнанной" в христианской стране. Несомненное, духовный человек помогает ближнему, но:

Евангиле от Иоанна
Пилат отвечал: разве я Иудей? Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал?
Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда.
Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего.


Духовность - это не про материальное, это про сокровенную суть Человека.
Отрывок с рассуждениями о духовности выше - плод Западной культуры. Именно такое определение духовности транслирует рок-опера "Иисус Христос — суперзвезда". Важно, что главный герой этой оперы - Иуда Искариот, а сама опера - суть одна из версий "Евангилие от Иуды". Само "Евангилие от Иуды" - священный текст одной из гностических сект первых веков. Самое популярное его изложение в России - столь любимый российской "интеллигенцией" "великий гностический роман XX века" "Мастер и Маргарита" Булгакова, перекликающийся с гностическими рассуждениями Гёте.
Так у кого общепризнанно это определение?


Самоубийство Иуды Искариота

Другая точка зрения, взятая у любителей порассуждать о загнивающем Западе:
Это новости с загнивающего Запада. Бездуховные твари выдумали компьютерную программу, позволяющую определять пульс человека по видеозаписи, а также снимать звук с колеблющейся пачки чипсов в помещении. Смотришь на это, и сразу понятно, что Америке скоро конец, а сраный доллар вот вот обрушится.

Это определение "духовности" бьётся даже предыдущим "общепризнанным" определением, основанным на отрицании существования Истины (тем более - отрицающим право Миру быть наполненным, пронизанным этой Истиной).

Переходя к обсуждению позиции западных элит, хочу вспомнить слова Л.Н. Толстого: "Плохо, если у человека нет чего-нибудь такого, за что он готов умереть". К этому можно добавить лишь следующее: умереть то всё равно придётся.


Л.Н. Толстой

Перейдём к позиции элит Запада.
Джордж Сорос - очень умный человек. В своём недавнем интервью WirtschaftsWoche Heute от 23/12/2015, под названием "Джордж Сорос: Европа? Ее ведь больше нет!" заявил:

Однако, к сожалению, теперь будет очень трудно найти хоть какое-то решение в ситуации в Сирии, равно как и в борьбе с террористами из «Исламского государства». Эта группировка выявила ахиллесову пяту западного общества — страх перед смертью. Они подпитывают этот страх и таким образом пытаются заставить нас отказаться от политики терпимости и открытости. Но если мы пойдем на то, за что выступает кандидат в президенты США от республиканцев Дональд Трамп, мы будем лить воду на мельницу террористов.

Об этом страхе знают все: и Сорос, и его противник Трамп. И все строют свою стратегию исходя из данности этого страха: и Сорос, и Трамп, и ИГИЛ. Но что значит этот страх, откуда он берётся? Чтоб понять это, предлагаю вам прочитать отрывок из книги "Священное и мирское" выдающегося западного религиоведа Мирча Элиаде:
По мере того, как <...> человек проявляет больший интерес к <...> более «конкретными» (более плотскими, даже оргиастическими) знаниями, он все дальше отходит от небесного Всевышнего Бога. <...> Другие религиозные силы начинают играть свою роль: сексуальность, плодородие, мифология женщины и Земли я т. п. Религиозный опыт становится более конкретным, более тесно связанным с Жизнью. Великие Богини-Матери, сильные Боги или гении плодородия оказываются значительно более «динамичными» и более доступными человеку, чем Бог Создатель.
Но, как мы только что видели, в случае крайней опасности, когда все предпринятые меры оказывались напрасными, <...> человек вновь обращался к высшему Существу со своими мольбами. Такое поведение характерно не только для первобытных народов. Возьмем древних евреев. Всякий раз, когда они переживали эпоху мира и относительного экономического процветания, они отдалялись от Яхве и сближались с Астартами и Баалами соседних народов. И только исторические катастрофы заставляли их вновь поворачиваться к Богу Яхве. И тогда они звали Вечного и говорили: «Мы согрешили, так как забыли Вечного и служили Баалам и Астартам, но сейчас, освободи нас из рук наших врагов и мы будем служить тебе» (I Samuel, XII, 10).
Древние евреи обращались к Яхве в периоды исторических катастроф, перед лицом исторической неизбежности уничтожения. Первобытные люди вспоминали о своих высших существах во время космических катастроф. Но смысл возвращения к Небесному Богу в обоих случаях одинаков: в критической ситуации, когда ставится под угрозу само существование человеческого коллектива, люди забывают о божествах, которые охраняют и вдохновляют их в обычных условиях повседневной жизни, и вновь обращаются к Высшему Богу. Внешне эта ситуация представляется парадоксальной: божества, заменившие у первобытных народов богов небесной структуры, были подобно Баалам и Астартам древних евреев божествами плодородия, изобилия, полноты жизни, короче, божествами, стимулирующими и наполняющими Жизнь, как космическую жизнь растительного и животного мира, так и само человеческое существование. Внешне эти божества были сильными, всемогущими. Их религиозная значимость определяется именно их силой, их неисчерпаемыми жизненными запасами, их плодовитостью.
И в то же время их поклонников, как первобытных людей, так и древних евреев, не покидало чувство, что все эти Великие Богини, все эти боги — покровители сельского хозяйства — были не в силах спасти их, охранить их жизнь в реальных критических ситуациях. Эти боги и богини могли лишь воспроизводить и умножать Жизнь, более того, они были способны на это лишь в «нормальные» периоды. Божества, превосходно управляющие космическими ритмами, оказываются бессильными, когда речь идет о спасении Космоса или человеческого общества в момент крайней опасности («исторического» кризиса у древних евреев).
Различные божества, заместившие Высших Существ, обладали наиболее конкретными и наиболее яркими возможностями — возможностями способствовать Жизни. Но именно поэтому они не являются «специалистами» зарождения, они утратили наиболее тонкие, «благородные», «духовные» способности Богов Создателей. Открыв священность Жизни, человек все больше и больше оказывается в плену собственного открытия: он отдается во власть жизненных иерофаний и отдаляется от священности, стоящей над его повседневными, непосредственными нуждами.


Стела Баала с молнией, XV—XIII век до н. э.

Используя образы Мирча Элиаде, можно сказать, что на экзистенциальный вызов Трамп пытается ответить призвав Баала секьюритизации, а Сорос - Астарту потребления. А обратиться к Богу Живому на Западе никто не способен.

Тем, кому эти образы кажутся слишком размытыми, для прояснения картины предлагаю прочитать рассуждения Ф.М. Достоевского (по ссылке - полная версия):
Разум и наука в жизни народов всегда, теперь и с начала веков, исполняли лишь должность второстепенную и служебную; так и будут исполнять до конца веков. Народы слагаются и движутся силой иною, повелевающею и господствующею, но происхождение которой неизвестно и необъяснимо. Эта сила есть сила неутолимого желания дойти до конца и в то же время конец отрицающая. Это есть сила беспрерывного и неустанного подтверждения своего бытия и отрицания смерти. Дух жизни, как говорит писание, "реки воды живой", иссякновением которых так угрожает Апокалипсис. Начало эстетическое, как говорят философы, начало нравственное, как отожествляют они же. "Искание бога", как называю я всего проще.

А что же в России? Есть ли у нас эта духовность? Существуют основания для веры в то, что есть. И связаны они с событиями, последовавшими за воссоединением Крыма с Россией.
Важно, что Крым, Севастополь - одухотворённые места для любого русского человека. Тем, кому интересна тема - предлагаю вам прочитать статью "Общественный договор", в которой анализируются некоторые из этих оснований.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment