9_terik (9_terik) wrote,
9_terik
9_terik

Что нам делать с Китаем?

Логика конфронации с Западом толкает нас в китайские объятия. Но как нам не задохнуться в этих объятиях?



С большим интересом прочитал декабрьскую статью М.В. Подкопаевой «Турция и ИГИЛ: антикитайская кооперация». В ней анализируются действия турецких элит, направленных на подготовку предпосылок для дестабилизации КНР. Инструмент дестабилизации – уйгуры, живущие в Синцзян-Уйгурском автономном районе КНР. Аналитическая модель, предложенная в статье, предполагает, что планы по дестабилизации «Восточного Туркестана» направлены разрушение китайско-пакистанского экономического коридора, пролегающего от Синцзян-Уйгурского автономного района КНР до порта Гвадар в Пакистане. Статья является частью цикла, ось которого – конфликт ИГ и движения Талибан в Афганистане. В предыдущих статьях цикла анализировались попытки ИГ подчинить себе Талибан, делался вывод о том, что в полной мере эти планы ИГ осуществить не удалось. Причиной этому называлось тесное сотрудничество КНР и Пакистана.

В статье моё внимание привлёк следующий факт: начались попытки разрушения китайско-пакистанского экономического коридора на севере - в Синцзян-Уйгурском автономном районе КНР. А, значит, разрушить коридор на юге, в Пакистане, не получается. Из этого можно сделать вывод о том, что сотрудничество Пакистана и КНР очень тесное. Такое сотрудничество Индией не может не восприниматься как угроза. В случает, если Индия для парирования этой угрозы начнёт строить тесный военный союз с США, то, в ситуации непримиримого конфликта Запада и России, единственная возможная роль РФ в Мире – младший партнёр КНР. Перспективы такого сценария сомнительны. Есть ли шансы его избежать?

Тесное сотрудничество КНР с Пакистаном предполагает тесное сотрудничество КНР с Саудовской Аравией: КСА в значительной степени спонсирует Пакистан, является его тесным военным союзником. По некоторым данным, КСА спонсировало создания ядерного оружия в Пакистане. Но точно известно, что технология создания ЯО Пакистану была предоставлена КНР. То есть, пакистанская ядерная бомба – это не только саудовская бомба, но ещё и китайская. Кроме того, КНР – ключевой поставщик оружия в Пакистан. Возможно ли передача ЯО из Пакистана в КСА без каких-либо договорённостей с Китаем? А угрозы Керри от середины января 2016 применить к КСА санкции, аналогичные санкциям, наложенным на Иран в случае, если кто то передаст им ядерную бомбу, только разогревают тему.



Для чего Китаю нужен экономический коридор в Индийский океан? Коридор позволяет осуществлять торговлю со странами Африки и Ближнего Востока, минуя уязвимый морские пути в Юго-Восточной Азии. Уязвимость морских путей связана с возможностью блокировки проливов а так же с «разогревом» мусульманского населения Юго-Восточной Азии, свидетельством которому может служить теракт в Индонезии в январе 2016. На Катар приходится 16% импорта газа в КНР (по данным на 2013 г.). На Саудовскую Аравию приходится 16% импорта нефти в КНР, на Иран – около 9% (по данным на 2014 г.).

Зачем ещё нужен КНР экономический коридор? Годовой торговый оборот КНР и стран Евросоюза оценивается в 564$ млрд. (для сравнения, в 2015 г. с Россией - 58$ млрд., с США - 558$ млрд.). В условиях конфронтации с США, Китаю необходим доступ к технологиям и рынкам высокотехнологичной продукции. Единственным таким рынком и источником технологий для Китая является Европа, которая, судя по последнему визиту Си Цзиньпиня в Великобританию, согласна выступать в этой роли. На мой взгляд, косвенно этот факт согласия подтверждает неудача дестабилизации пакистанско-китайского торгового коридора со стороны Пакистана: Великобритания в этом регионе обладает большими возможностями, и, судя по результату, вряд ли она использовала их «по полной».

Но может ли в долговременной перспективе работать этот торговый путь? В условиях интенсивного «разогрева» суннитского радикального ислама – нет, не может. Тогда Китаю нужно искать другие маршруты. В декабре 2015 широко тиражировались сообщения об центрально – азиатском маршруте нового шёлкового пути. Но в условиях конфликта КНР и Турции, описанию которого посвящена статья, такой маршрут работать не может. Кроме того, раз боевиков ИГ в Афганистан завозят не через Пакистан (а так же не через Иран и не через Китай), значит их завозят через страны Средней Азии. А эта ситуация полностью исключает возможность центрально-азиатского маршрута шёлкового пути. Тогда единственный путь – Россия: транссибирская магистраль, а так же северный морской путь (прохождение по которому в последние несколько лет значительно упростилось из-за климатических изменений). Это значительно повышает роль России в мировой политике. А в условиях обострения клановой борьбы в Китае, вызванной исчерпанием экономической модели, обеспечивающей быстрый рост, может обеспечить паритет в отношениях с КНР. Тем более, осуществлять военную охрану торгового пути Китай, даже если его военная реформа пройдёт успешно, не сможет.

События последних месяцев, связанные с обострением шиитско-сунитского конфликта, в том числе теракты в северо-западном шиитском районе Пакистана, расширяют пространство для манёвра России и предоставляют возможность для строительства оси Россия-Иран-Индия-Сирия в противовес оси Китай-Пакистан-КСА-Египет.

А как Вы думайте?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments