9_terik (9_terik) wrote,
9_terik
9_terik

«Правый сектор»: от Атлантики до Урала

В мироустройстве происходят стремительные изменения. Существуя в этой ситуации, субъекты политического процесса стараются оседлать те, или иные глобальные тенденции. Одна из этих тенденций – ослабление национального государства, происходящее в результате глобализации мира. В мировом экспертном сообществе ведётся широкое обсуждение этого факта. Так, аналитик New America Foundation Ханна Парага в своей программной статье «Конец национального государства?», предъявляющей общественность свежий результат обобщений королей американских спецслужб, заявляет, что передача центральными органами власти части своих полномочий региональным органам государственного управления – вторая по значению политическая тенденция века. Подробнее можно ознакомиться здесь и здесь.

Исследователи глобальных процессов называют проекцию состояния кризиса национального государства на экономику и административную систему процессом регионализации. (Пример регионализации – Европейский Союз.) В ходе регионализации происходит перераспределение власти, соответствующее новой роли регионов в политике национального и наднационального уровней. То есть, глобализация представляет собой с одной стороны сочетание процессов концентрации и централизации, а с другой — деконцентрации и децентрализации. Одна из главных причин регионализации – необходимость встроиться в складывающуюся иерархию политических субъектов глобального мира. Результат регионализации – формирование макрорегионов. Сформировавшись, макрорегионы становятся основными двигателями глобализации, в разной степени втягивая в орбиту своего влияния остальные государства, и, тем самым, создают новую структуру мира. Таким образом, регионализация - неотъемлемая составная часть глобализации.

Процесс регионализации имеет следующие особенности.
- Не ограничивается реальным географическим пространством, он стал многомерным.
- Воспринимается участниками как объективная необходимость.
- Сопровождается нарастанием нестабильности. Равновесие системы каждого макрорегиона сильно зависит от внешней среды.
- В каждом макрорегионе обязательно наличие лидера, который инициирует интеграционные процессы и является их главным двигателем.



Понятно, что если кризис национального государства существует, то проявляться он будет не только в экономике и административном устройстве, но и в актуальной политике. Предлагаю в этом контексте рассмотреть следующие события.

В условиях глобализации, российские и западные элитные группы активно общаются друг с другом. Например, в мае этого года состоялся съезд «Чёрного интернационала». «В Вене за закрытыми дверями прошел съезд Черного интернационала, «Святого союза» праворадикальных антиевропейских, антизападных и гомофобских сил старого континента». «Принимающей стороной на заседании в Вене был российский олигарх Константин Малофеев и его фонд Святителя Василия Великого. Среди гостей из России был главный идеолог евразийского движения, Александр Дугин. Из Франции на мероприятие прибыли депутат «Национального фронта» Марион Марешаль-Ле Пен. Из Испании мероприятие посетили принц Сикст-Генрих Бурбон Пармский, из Швейцварии приехал Серж де Пален. От Австрии в мероприятии принимали участие председатель правопопулистской Австрийской партии свободы Хайнц КристианШтрахе. Из Болгарии приехал председатель и основатель крайней правой партии «Атака» Волен Сидеров. Также на заседании присутствовали крайние правые из Хорватии, представители высших слоев из Грузии и России, а также католический священник». Более подробно смотрите здесь.

О чём договорились между собой делегаты этого съезда? Неизвестно. Но зато известны недавние заявления организатора этого съезда, олигарха Константина Малофеева.

«Подобно тому, как христиане на Западе во времена Рональда Рейгана помогли нам избавиться от бедствий коммунизма, мы теперь обязаны возвращать долг христианам, страдающим на Западе от тоталитаризма.». На просьбу привести примеры такого тоталитаризма он отвечает рассказом о … применении слезоточивого газа против французских манифестантов, борющихся с однополыми браками. … Малофеев также создает кабельную сеть «Царьград ТВ». Она будет представлять новости с позиций консервативного православия. Продюсером там станет бывший сотрудник FoxNews Джек Ханик (JackHanick).»

Дадим слово ДжекуХанику:
«Канал [FoxNews] создал Роджер Эйлс. Роджер считал, что у американских журналистов множество предубеждений и они зачастую предвзяты в своих выводах. ... Консервативного канала вообще не существовало. … Сейчас все считают, что главная заслуга канала — в представлении определенной (консервативной) политической позиции. … Основное достижение канала в том, что он честно сказал: журналистика не может быть объективной.»

Эти события констатируют участие Константина Малофеева в мировых интеграционных процессах консервативных сил. Но что следует понимать под консервативными силами? Рассмотрим состав участников этой консервативной конференции. Напрмер, Дугин. Призывает к осуществлению консервативной революции и проводит гностические мистерии приближения конца света, даже не скрывая этого. Может быть это случайность? Другой участник конференции - Марион Марешаль-Ле Пен. Широко известна связь «Национального фронта» Ле Пен и группы GRECE (кто не знает - смотрите здесь). Лидер группы GRECE - Алена де Бенуа. Вот что пишут о нём его российские союзники: «А. де Бенуа – противник христианства и один из идеологов европейского «неоязычества», приверженность к которому – одна из черт, отличающих «новых» правых от «старых». На фоне вписанности в такие элитные группы, слова Константина Малофеева о его приверженности христианству, выглядят, прямо скажем, неубедитьльно. Разве что, это очень превратно понимаемое христианство.

Но вернёмся к политическому измерению происходящих процессов. Марин Ле Пен - публичный политик. Эксплуатирует общественные энергии отрицания ЛГБТ – направленной политики правительств стран еврозоны, многочисленных издержек политики мультикультуризма. Какие общественные движения порождают эти энергии, каково её качество? Ответ на этот вопрос дают события последних чисел ноября в Германии.

13 полицейских получили ранения в результате массовых столкновений в центре Кёльна
Около 4 тысяч представителей ультраправых организаций и футбольных фанатов собрались в центре города на митинг против салафитов.Ситуация накалилась до предела, когда рядом с ультрас свой митинг начали антифашисты. Завязались потасовки. Наиболее агрессивные демонстранты начали переворачивать полицейские машины и попытались взять штурмом оцепленное здание железнодорожного вокзала.

Представители антифашистских организаций считают, что истинные цели неонацистов далеки от заявленных. "Эти люди пришли на митинг против представителей радикального ислама, завтра они будут митинговать против коммунистов, левых, нацменьшинств. … Мы не хотим ничего общего иметь с ними".


«Первыми и главными возмутителями спокойствия стали именно футбольные "ультрас"»
— То есть какого-то события, которое привело к необходимости выйти на улицу, не происходило?
— Нет, как такового повода не было. Это была согласованная акция, о которой было известно заранее. Более того, любопытно, что в Facebook о своей готовности принять в ней участие заявили около 7 тыс. человек. Жаль, что полиция была не готова к такому количеству участников. Как я сказала, их было около 4 тыс.
— Что произошло, почему произошли именно столкновения?
— Толпа, которая приехала в Кельн или собралась в районе центрального вокзала, была нетрезвой, агрессивной и стала провоцировать столкновения. Естественно, полиция старалась всеми силами эти столкновения предупредить. На какое-то время ситуация вышла из-под контроля, потом удалось контроль за ситуацией вернуть. Однако данные о пострадавших достаточно велики.
— Представителей исламских общин не было на этом митинге?
— Была отдельная, уже ответная, акция самих салафитов. Их было около 500 человек, они устроили свою так же согласованную ответную акцию протеста перед Кельнским собором.
— То есть они в одно время вышли, но в разные места?
— В одно время, но в разные места.


Немецкие ультрас против салафитов
Оригинал статьи: L'extrêmedroite allemande mobiliseses troupes contre les salafistes
«Если эта группировка окончательно оформится и начнет расти, у нас появится новый источник беспорядков», — встревожен один из руководителей кельнской полиции Арнольд Пликерт. По его словам, движение на самом деле набирает обороты: на прошлой «антисалафитской» демонстрации в Мангейме собралось всего несколько десятков человек, а в начале октября в Дортмунде их было уже около 300. Критика исламизма стала общей основой для всех немецких ультраправых.
Как считают специалисты по ультраправым силам, обозначение салафитов врагами становится фактором мобилизации активистов.
Выход конфликта против Исламского государства на международный уровень ставит Германию в особенно уязвимое положение, потому что, по данным спецслужб, на территории страны находится порядка 6 000 салафитов. В середине октября в Гамбурге несколько сотен из них схлестнулись с курдскими активистами.


003_0_8db2e_4a5ad167_-2-XL


На площади перед Кёльнским собором было многое. Например, в 2012 году в Страстную пятницу собирались устраивали танцы (по принципу «запрещено запрещать»?). Но митинг салафитов перед Кёльнским собором – событие знаковое. Как и недавние теракты в Канаде.

Оттава: парламент, отель и ТЦ атаковали одновременно
Возможно, за нападениями стоят боевики "Исламского государства" или "Аль-Каиды".

Джихад пришел в Канаду
Выстрелам в Оттаве предшествовал инцидент в Квебеке. В понедельник житель Квебека Мартин Кутур-Руйе, управляя автомобилем, намеренно сбил на машине двух канадских военных. Позже выяснилось, что примерно год назад Кутур-Руйе принял ислам и придерживался радикальных взглядов. Власти Канады также назвали нападение терактом. Еще в начале октября полиция Канады начала расследования в отношении 90 граждан страны, подозреваемых в связях с «Исламским государством». Ранее власти сообщали о более чем 130 гражданах Канады, связанных с ИГ.

А вот что происходит в Скандинавии.

Хизбут-Тахрир расширяет присутствие в Швеции
14.10.2014, Radio Sweden in Russian
У организации появился дорого выглядящий, весьма "продвинутый", сайт на шведском языке. Eё шведская страничка в Facebook постоянно обновляется, а в сентябре, движение стало распространять пресс-релизы для журналистов и созывать пресс-конференции.


Может быть, выступления правых радикалов и развитие исламистского движения в странах совокупного запада - это случайность, халатность местных властей? Нет, случайностью это назвать нельзя. Во – первых, спецслужбы всегда оказывают влияние, большее или меньшее, на футбольных фанатов, правые радикальные группы. Во – вторых, западные элиты в состоянии повлиять на политику радикальных исламистов: для этого у них есть и административные рычаги (например, штаб – квартира организации Хизбут-Тахрир находится в Лондоне), и длительная история взаимоотношений, и другие каналы влияния. Например, по Сирийскому вопросу западные элиты ведут содержательный диалог с радикальным исламом на протяжении нескольких лет. Показательно, что вести переговоры с организацией ИГИЛ ездил сенатор Джон Маккейн – представитель консервативных элит США. А что происходит у нас?

На фоне тревожных событий из средней Азии:
«Туркменские талибы» взяли под контроль почти все территории, по которым потенциально может пойти будущий газопровод ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия). Наступление исламистов из Афганистана на север способно изменить «газовый расклад» и для Запада, и для Востока.»
В «российском императорском доме» (РИД) происходят исторические события, синхронизованные с неожиданными открытиями: «Наследники «дома Романовых» объявили себя потомками пророка Мухаммеда. … Немирович-Данченко подчеркнул, что она [Великая княгиня Мария Владимировна] будет первой из глав РИД, кто посещает Узбекистан. Великую княгиню сопровождают князь Вадим Лопухин, княгиня Екатерина Лопухина и другие представители РИД.»

Какие закрытые договорённости знаменует это событие? И договорённости с кем? Ведь не со среднеазиатскими правительствами, которое не сегодня – завтра придёт свергать ИГИЛ?

1410669893_starina-mak

Консервативные элиты играют в две руки. Сами создают проблему исламизма. Косвенно - тем, что с ней не борются, прямо – тем, что поддерживают исламизм на ближнем востоке, тем самым создавая у себя исламистскую сеть боевиков – ведь когда нибудь те, кто уехал воевать в Сирию, например из Германии, вернутся домой? И ведь не только в Сирию ездят исламисты. Затем консервативные элиты предлагают заведомо тупиковый вариант решения этой проблемы в виде погромов в Европе. Что знаменуют собой эти погромы? Зачем они вообще нужны? Например, этот, произошедший произошедший 11 ноября этого года в Польше:

Марш националистов в Варшаве привел к столкновениям
Примерно 20 тыс. участников шествия начали бросать в полицейских кирпичи и фаеры; полиция ответила слезоточивым газом и резиновыми пулями.



В результате массового действа в Кёльне, в европейском общественном сознании продолжился процесс формирования матрицы, в которую в дальнейшем будет укладываться общественная энергия, возникающая в результате неприятия ЛГБТ – направленной политики и политики мультикультуризма. Оформились две «противостоящих» силы: прообраз европейского «правого сектора» и полноценное исламистское движение. Уже самим фактом существования, эти силы взаимно увеличивают мощь друг друга. Первоначально эти силы будут поглощать «нейтральных». Ресурсом правых будут бюргеры, исламистов – многомиллионное исламское население. Затем, если этим силам дадут развернуться, - их полноценное столкновение.

Как можно объяснить активизацию европейских правых? Увидев удачный мятеж бандеровцев в Киеве, европейские правые стали перенимать опыт. Украинский «правый сектор» показал высокую эффективность. И европейские правые захотели свой правый сектор. Что будет дальше? Сформировав боевое ядро, нацисты в Киеве начали выдвигать политические требования. Индикатором того, что процессы в Европе стали переходить в новую стадию будет публичное предъявление новыми своих политических требований. (А ведь европейцев об этом предупреждали.)

Имеют ли эти европейские события свои аналоги в России? Да, имеют. 4 ноября 2014 года в России проходили «Русские марши», предъявившие обществу ситуацию раскола в среде русских националистов. Оформление раскола произошло при обсуждении украинской темы.

Одна часть, значимо представленная на маршах, национал – уменьшители, – расстраивается, что Россия – империя:

«Империя - то, что погубило украинский бунт. Не надо империи, даешь русское национальное государство»

И сворачивает идею «Русской весны»: «Ладно, пусть стоит сзади со своим ДНР… - проворчали «славянские страны». И через несколько минут они уже кричали вместе со всем маршем: «Хватит кормить Донбасс».»

И даже такое «ДНР гори в огне».

Грустит, «что у нас нет в России «правого сектора»… Нам нужен русский Правый сектор.»

Другая часть, назовём её «нормальные националисты», – оформлена слабо. «В предвиденье высоком, мыслью гордой занята». В основном, проявляет себя тем, что не поддерживает первую группу (из-за чего численность «Русских маршей» упала по сравнению с прошлым годом). Свою пассивность объясняет тем, что нет лидеров, способных её сплотить. Сетует на то, что «нами правят деньги, у нас не осталось ничего святого и чистого, только зависть, лицемерие и предательство». В общем, описывает то, что С.Е. Кургинян назвал ситуацией «Зоны Ч». Только, в отличии от Кургиняна, настаивающего на преодолении «Зоны Ч», «нормальные националисты» пасуют перед вызовом.

Сложившаяся ситуация объяснима. Весь 2014 год «нормальные националисты» покорно следовали в кильватерной струе национал – уменьшителей. Тактически это можно объяснить тем, что национал – уменьшители занимают в медиа – пространстве ключевые позиции (чего стоит хотя бы ресурс «Спутник и Погром»), а так же тем, что после воссоединения Крыма с Россией национал уменьшители резко сменили маски (хотя и не все). Стратегически – тем, что «нормальные националисты», уже давно потерявшие субъектность, были вытеснены на территорию постмодерна, являющуюся для национал – уменьшителей своим полем.

2014-11-06 00-00-33 Скриншот экрана

В этой короткой заметке (написанной в день народного единства), Егор Просвирнин говорит многое, и далеко не первый раз. Главное – абсолютная оторванность от народа. Великие политики прошлого говорили массам правду. Сегодняшние «политики» - публично и беззастенчиво объясняют как правильно манипулировать теми, кто идёт за ними. Затем Просвирнин в очередной раз повторяет формулу Белковского о разделе России: «При участии и под давлением внешних сил». Раздела, ради которого национал-уменьшителям не жалко отдать западным союзникам батарею Раевского.


Глобальный мир невозможен без единой модели управления. Происходит отработка этих моделей. События перестройки, арабской весны, евромайдана, и те, что описаны здесь, - позволяют предположить, что ключевая модель управления – стратегия напряжённости. Но для того, чтобы использовать этот метод, необходимо вначале создать эту напряжённость. Вот и отрабатывается технология создания субъектов – антагонистов. Вначале телеканалы консервативной направленности и глянцевые интернет - журналы, посвящённые исламизму. Затем – формирование двух противостоящих улиц. Евролевые как первая жертва улиц. Что будет дальше? Немецкие полицейские прогнозируют окончательное оформление группировок и их рост.

То, что и в России, и на западе перенимают опыт правого сектора – объективный процесс. От него никуда не деться. Но почему европейские и российские события столь синхронны? Ведь в Европе сегодня происходит объёмное воспламенение конфликтов, по факту являющееся диффузной войной. Инициирующее детонацию воздействие создают западные консервативные группы. Процесс синхронизован на всех уровнях

mp_NLtlcqdM

- На достаточно высоком уровне - всякие Малофеевы и императорские дома.
- На более низких – Просвирнины и аналогичные ему субъекты, принимавшие его во Франции, водившие его по журналистам и перенимавшие опыт создания специфических информационных ресурсов.
- Нижний уровень – «пехотинцы»: перенимают опыт во время столкновений, на которые ездят друг к другу в гости.

Суммируем. Происходит глобализация мира. Результат глобализации – ослабление роли национального государства. Этим активно пользуются люди, называющие себя христианами и консерваторами, на проверку оказывающиеся гностиками и неоязычниками. Стратегическая цель этих групп – получить свою долю при переделе мира. Тактика – использование «стратегии напряжённости»: организация конфликтов и их использование для поворота политических процессов. Почва для организации конфликта – политика мультикультуризма и раздувание роли ЛГБТ - сообщества. Детонация конфликта осуществляется с помощью исламистской сети в Европе. Существующие данные позволяют констатировать наличие тесных контактов между хозяевами праворадикальной и исламистской сетей. Праворадикальная сеть развёрнута на всём географическом пространстве Европы. Официальное лицо этой сети в России – олигарх Константин Малофеев (связанный так же с консерваторами в США). Хозяева этой сети сделали высокую ставку на технологию «правого сектора».

Всё это – политический аналог экономического процесса регионализации. В качестве макрорегиона выступает Субъект - «Чёрный интернационал». Так же, как и экономике, Субъект ускоряет ход политических интеграционных процессов, для чего разрушает более слабые местные субъекты. В России таким слабым субъектом оказываются «нормальные националисты». Орудие для разрушения – националисты уменьшители. Важнейшая технология разрушения – постмодернизм. «Чёрный интернационал» реализует в Европе ситуацию диффузной войны, что не способствует развитию Европейского союза.

О том, почему дали появиться этому клубку змей, и почему он неразрывно связан с постмодерном, - в следующий раз.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments